Previous Entry Share Next Entry
Всё придумано уже до нас
мент-тигра
hirurg_thegreat


....Мышеловка захлопнулась.
- Попались, птички! - сказал Холодилин. - Пошли доставать. Это наверняка лейтенанты кавалерии.
Но это были не лейтенанты кавалерии, а два других мышонка.
Человечки выпустили их из мышеловки и повели к холодильнику. Новости Дня быстро сделал для них ошейники, привязал мышат к пружине под мотором и приступил к допросу:
- Фамилия? Имя? Отчество?
- Смирнов Андрей Андреевич! Смирнов Андрей Андреевич! - ответили оба мышонка.
- Вы что - братья?
- Нет. Просто у нас все мыши носят фамилию хозяев дома.
- А как же Мышкин и Подмышкин?
- Они из других домов. Они к нам приблудились.
- С каким заданием шли? - продолжал допрос радиомастер.
- Разведка и диверсия!
- Диверсия и разведка!
- Какая диверсия?
- Добыть у хозяев тюбик клея и намазать пол у холодильника. Смотреть, не приклеиться самим и ждать гарантийных.
- Ловко, - сказал Холодилин. - Надо это нам самим использовать.
- А как там наш Буре? - спросил мальчик.
- Пожилой гарантийный? Нормально, - ответили Андреи Андреевичи. - Из него зоопарк сделали.
- Как зоопарк?
- Очень просто. Его в автобус посадили около главной площади. Хочешь посмотреть - тащи кусочек сыра.
- А если мы захотим обменять его на вас, как ваше начальство посмотрит?
- Плохо посмотрит. Ведь он доход приносит. А мы - нет.
- Кому доход?
- Его величеству королю!
- Ну ладно, - сказал Холодилин. - Есть хотите?
- Смешно, - отвечали мышата. - Ещё как!
- Что вам дать - сосиску или сыр?
- Сыр и сосиску! Сосиску и сыр! - отвечали бравые Андреи Андреевичи.
- Ничего себе! - удивился радиомастер. - Они наши враги, а мы их будем сосисками кормить, как в санатории.
- Так надо, - сказал Холодилин. - У меня есть соображения. И потом, уж больно ребята они симпатичные.
- И весёлые, - добавил Пылесосин.
- Так точно, - сказали мышата. - Мы симпатичные. И весёлые.
Холодилин вытащил небольшую сосиску и положил перед пленниками. Они быстро стали уплетать её, каждый со своей стороны. Не прошло и пяти минут, как они упёрлись носиками друг в друга. А от сосиски ничего не осталось.
После этого старшие мастера отправились в путь, а мальчишка забрался в комнату Холодилина и улёгся спать.
Мышата остались внизу, под холодильником.

Как только в комнате все затихло, к холодильнику подобрались два новых разведчика. Кажется, это были Мышкин с Подмышкиным.
- Эй, вы, попались? - спросили они.
- Попались, - отвечали пленные через щель.
- Держитесь?
- Держимся.
- Хорошо. Мы вас скоро выручим.
- Не-а, не надо, - ответили пленные. - Пусть так будет.
- Почему?
- Нам сосиску дали.
- Чего? - поразились новые разведчики. - Отравленную?
- Нормальную.
- А я ни разу в жизни сосиски не ел! - грустно сказал мышонок поменьше.
- "Не ел"! Я даже не видел! - плохим смехом засмеялся второй. - Она какая?
Квадратная? С дырочками?
- Нет. Длинная и круглая, - ответили пленные. - А в середине вкусная.
Оба новых разведчика были поражены невероятно и побежали назад в норку докладывать обстановку.
Именно этого и добивался Холодилин. Он очень хотел, чтобы слухи о сосиске как можно скорее проникли в ряды вражеской армии.
Иногда масло делает больше хороших дел, чем пушки, а сосиски действуют лучше листовок.
.......................................................................................................................

....... в кухне послышался какой-то шум. Человечки высунулись в щели, и Холодилин закричал:
- Ого-го! Что я вижу... Мышкин Подмышкина везёт!
- Всё правильно, - послышался голос в ответ. - Только всё наоборот. Я-то наверху!
К ним приблизились старые знакомые с белым флагом. Причём один сидел верхом на другом.
- А почему так? - спросил Холодилин.
- Разжаловали его, - объяснил высокий лейтенант, который сидел в седле. - Перевели из лейтенантов в кавалерию. Судьба играет офицером. Кому не везёт, тот возит сам.
- За что же тебя так понизили? - спросил мальчик у мышонка.
Мышонок-лошадь грустно пожевал колбасные ремни, потупил глаза и со вздохом произнёс:
- Откусил. Вот за что.
- Что откусил?
- Колбасу, которую мы у вас захватили. Велено было не кусать доставить живьём.
А я не доставил.
- Я вижу, у вас суровые порядки, - сказал Холодилин.
- А как же! - согласился верховой лейтенант. - Армия у нас, у мышей, это сложное дело. У нас это дом отдыха, где всё делается по команде "бегом".
- Ну, а с чем вы пожаловали? - спросил радиомастер. - И почему средь бела дня?
- А вот с чем, - ответил лейтенант. - Мы пришли заявить страшный протест. Почему вы поступаете не по-военному? Почему вы кормите пленных сосиской?
- А что? Что в этом плохого?
- А то. Слухи об этом проникли в наши ряды, и теперь вся армия собирается сдаваться в плен. Какой смысл переносить лишения, идти в атаки и питаться старым сапогом, когда у противника запросто выдают сосиски? Видите ли в этом какую-нибудь толковость?
- Не видим.
- И я не вижу. И все не видят. И поэтому мы категорически требуем пленных не кормить! Никаких сосисок! Никаких колбас! Корочка хлеба, немного воды. И то через день! Хватит с них, а то полопаются!
- А если мы не выполним ваши условия? - спросил Холодилин. - Если мы им, например, сала дадим? Тогда что?
- А у вас есть?
- Есть, конечно.
- Тогда не знаю что. Это нарушение всяких правил! Это военное преступление! Вся наша армия разбежится. И будет права. Желудок солдата важнее головы полководца.
- Ну вот что! - пресек его Холодилин. - Если нам вернут мастера, мы дадим за него выкуп - колбасу, сахар. А если не вернут, вам будет плохо. Мы пустим в ход мышеловки, электричество и даже всемирные потопы.
- Это как? - спросил лейтенант.
- А так, - объяснил Новости Дня. - Опустим один конец трубки в ведро с водой, а другой к вам в нору. И будем ждать, пока вы, мокренькие, к нам в руки попрыгаете.
- Ясно, - сказал Мышкин. - Придётся нам морской флот организовывать. Лодки из картошек выгрызать.
- Что хотите выгрызайте, хоть авиацию! - сурово ответил Холодилин.
1975г., Эдуард Успенский - "Гарантийные человечки"(с)

  • 1
Предлагаешь сбросить на укроармию тактические полевые кухни?

Бесчеловечно, канеш. А чо делать?

Украинского народа! Тебя будут судить!

Я вне украинской юрисдикции, ибо хохол только на четверть.

а если за две одновосьмых схватят. да сожмут посильнее

Здороваемся. Никто не обращает на нас внимания. Стоим и ждем. Наконец одна из женщин кричит:
- Прочь отсюда, попрошайки проклятые!
Следующий дом. На дворе как раз сам хозяин. Он в длиннополой солдатской шинели. Пощелкивая кнутом, он говорит:
- Знаете, сколько до вас уже перебывало сегодня? С десяток наверное.
Мы поражены: ведь мы выехали первым поездом. Наши предшественники приехали, должно быть, с вечера и ночевали где-нибудь в сараях или под открытым небом.
- А знаете, сколько проходит тут за день вашего брата? - спрашивает крестьянин. - Чуть не сотня. Что тут сделаешь?
Мы соглашаемся с ним. Взгляд его останавливается на солдатской шинели Альберта.
- Фландрия? - спрашивает он.
- Фландрия, - отвечает Альберт.
- Был и я там, - говорит крестьянин, идет в дом и выносит нам по два яйца. Мы роемся в бумажниках. Он машет рукой. - Бросьте. И так ладно.
- Ну спасибо, друг.
- Не на чем. Только никому не рассказывайте. Не то завтра сюда явится пол-Германии.
Следующий двор. На заборе - металлическая дощечка: "Мешочничать запрещается. Злые собаки". Предусмотрительно.

Дык кошкосабаки бегают вроде еще

да там на первой странице

А чорт их, башкиров, разберет)

но но но..это область таки. кстате кастрюли вам скажу отменные цептер плачет и рыдает

У меня Аша всю жизнь будет ассоциироваться с 1989 годом, когда там 1200 человек сгорели, и половина - наглухо. Я там через день проезжал, и то - жуткое зрелище было.

ага помню...у меня почему то слово Адлер с этим связано

Дык два поезда встретились. Адлер-Новосибирск и Новосибирск-Адлер

  • 1
?

Log in

No account? Create an account